гр. Iоаннъ Бугаевъ (bougaev) wrote,
гр. Iоаннъ Бугаевъ
bougaev

Большое Северное. Часть 1. (Главы 1 - 3)

Начало повествованiя.
Главы 1 - 3.
.

Навигацiя по отчоту: http://bougaev.livejournal.com/143336.html
.
.
Фуфъ… Еле успелъ на паровозъ въ Москву… Мысли скачутъ въ потной голове аки блохи, однако одна подскакиваетъ особо высоко… Мы сделали это… Три тысячи шесть сотъ километровъ въ Заполярье и обратно… Съ купан
iемъ въ ледяныхъ речкахъ и студёныхъ озёрахъ… Наполненныхъ встречами съ контрабандистами, девами, мѣстнымъ населенiемъ и иным аборигенами… Однако, я считаю, надо по горячимъ следамъ описать всё съ обстоятельностью и подробностью.

 

1. Путешествiе изъ Москвы въ Петербургъ. (-1 день)

Каково же было моё удивленiе, когда справочная сообщила, что мѣстъ на паровозъ до северной стоицы нѣтъ и не предвидится въ ближайшемъ будущемъ… Нѣтъ ни купе, ни спальныхъ вагоновъ, ни плацкартовъ, не говоря уже о дешовыхъ сидячихъ местахъ… Самолётъ отправляется нарочито такимъ неудобнымъ способомъ, что поспеть своевременно к началу экспедицiи нѣтъ  никакой возможности…

Проклиная свою леность, помешавшую взять билеты заблаговременно, судорожно обзванiваю всеразличныя конторы по продаже железнодорожныхъ плацкартъ, однако тщетно, какъ вдругъ, лучомъ света мелькаетъ предложенiе о сидячемъ вагоне на дневной поездъ. Повышенной комфортности и прочего бизнессъ-класса… За тысячу семьсотъ руб.

Судя по всему въ вагоне пониженной комфортности ещё и печку включаютъ… ибо въ указанномъ люксе не было кондицiонера… и это въ жару около 30 градусовъ по Цельсiю въ Москвѣ. Семичасовой перегонъ былъ поистине адскiй… Потныя пассажиры, тёплыя прохладительныя напитки и расплавившiйса шоколадъ создавали полнейшую иллюзiю пребыванiя на Китайско-Восточной железной дороге въ начале 1919 года близъ Харбина…

Однако ближе къ вечеру стало холодать, а во самомъ Питере прiударило такъ, что на меня, красиво одетого въ гавайскую рубашку довольно дерзко косились пассажиры подземки съ немымъ вопросомъ, молъ, откель сей курортникъ?!!

Принятъ я былъ по обыкновенiю г-номъ Жохою, у которого и расквартировалса, после сытного позднего ужина, состоящего изъ жареной въ панировке сёмужки и свежего салату. Наутро договорились встать въ шесть до полудни, съ темъ, чтобы прибыть къ моншеру Ярославу не позднѣе восьми до полудни.

 

2 Питеръ – Кемь. Восемьсотъ километровъ въ погоне за чортомъ.

 

Выехали однако же только въ девять утра, посвятивъ цельный часъ покупкамъ кушанiй и продуковъ на неделю экспедицiи… Багажникъ прокатной Шеви-Нивы просто трескалса по линiямъ сварки отъ обилiя кулей, свёртковъ, рюкзаковъ и коробокъ съ поклажею, коей благородныя господа запаслись передъ путешествiемъ.

Въ шуткахъ и прибауткахъ дорога бежала где-то внизу, изрядно долбя камнями и выбоинами по подвеске ШНивы. Однако, расслабиться было не ко времени – маршрутъ былъ выбранъ напряжонный и времени было въ обрезъ, оттого стрелка скоростемера редко опускалась ниже ста десяти вёрстъ въ часъ. Вокругъ сменялись пейзажи – вотъ питерская пробка, гнусная, стоячая, уступила место кольцевой автодороге, которая, въ свою очередь, испустила отводъ-ручеёкъ трассы Питеръ-Мурманскъ, густо огарнированной зелёными насажденiями. Крошечныя деревеньки, наполовину состоящiе изъ дачныхъ домиковъ, вдругъ разрывались, разчерченныя линiей стремительной и широкой реки. Возле иныхъ домишекъ стоятъ лодки или даже катера, иныя безъ мотора, однако явно используемыя въ прогулочныхъ целяхъ. Временами, хорошо ухоженная трасса сменяется совершеннейшимъ образомъ разбитою дорогою, на которой ямъ да выбоинъ по площади едва ли не болѣе, нежели собственно асфальтовой глади.

Дорожный юморъ:

Моё знакомство съ Шеви-Нивою началось съ курьёза. Сменивъ Славу за рулёмъ автомобиля, уже на первомъ же торможенiи несказанно удивился, почувствовавъ характерныя толчки на педали тормоза:

- Ба, да ведь на нашей машине антиблокировочная система!

- Нетъ, заметилъ Слава, просто правый тормозной дискъ гнутый…

Свирь, Волховъ остались далеко позади… Отшумели галдящiе придорожныя базары, где бойкiя тетушки, да вороватыя мужички продаютъ копчоную, вяленую да сушоную пресноводную рыбку… Промелькнули единымъ махомъ и почти двести пятьдесятъ километровъ Ленинградской области, распахнувъ ворота въ Карелiю. Непрерывная кинолента боковыхъ оконъ стала показывать больше хвойныхъ породъ дерева, иногда покрытыхъ вровень съ коленями пушистымъ мхомъ. Солнце начало клониться къ закату, выражая жёсткiя тени и окутывая нимбомъ жолто-белого света линiи электропередачъ.

Въ районе Сегежи количество асфальта достигло почти что рекордно малой величины – то тутъ то там на обочине попадались полузаброшенныя памятники погибшимъ у дороги. Отлично понимаю – некоторыя попытки увернуть автомобиль отъ невероятнаго размера выбоин на дороге едва не стоили жизни и намъ, темъ более съ тамъ высокимъ центромхъ тяжести какъ у ШНивы.

Въ одномъ мѣсте дорога была и вовсе наполовину снята до грунта – пропускъ автомобилей въ такомъ месте осуществяется по очереди – сначала колонна на Питеръ, потомъ обратные… Тугоумныя представители среднеазiатскихъ народовъ задумчиво ковыряются въ грунте, вполне вероятно, что уже не первый годъ.

Ещё несколько десятковъ километровъ и за очереднымъ поворотомъ открывается Кемская ГЭС – довольно монументальное сооруженiе, хотя и куда более скромное, нежели въ г.Дубна. Осмотревъ местность, г-да путешественники решили остановиться ночевать. Одна изъ боковыхъ дорогъ, обильно пересекающихъ основную трассу увела насъ далеко въ сторону, вверхъ по теченiю реки Кемь, а очередной отворотъ уже съ второстепенной дороги привёлъ насъ къ месту первой ночёвки.

Дорожный юморъ.

Подъезхали къ мужчине въ камуфляже, неторопливо покуривающему трубочку возле Toyota 4Runner на солидныхъ колёсахъ тридцати дюймовъ. На заданный вопросъ о качѣстве топлива на местной автозаправочной станцiи и о наличiи заправокъ далѣе, мужчина ответилъ: «Следующая заправка въ Лоухи… это около двухсотъ вёрстъ далѣе… только тамъ бензинъ плохой… А хорошiй ещё за сто пятьдесятъ вёрстъ отъ Лоухи на Марманскъ.»

Несколько, съ виду нервическихъ, манипуляцiй рулёмъ и педалями и ШНива, отрыгнувъ облачко дыма переползла канаву, совершенно разбитую колею и, почесавъ борта о ветви близко стоящихъ деревьевъ замерла на живописномъ обрыве над рекою. Городское ухо, привыкшее къ звуковому дискомфрту обложили ватою умиротворенiя и покоя – вотъ стрекоза, часто махая прозрачными слюдяными крылышками деловито проследовала въ опасной близости отъ носа… Рыба, веселясь на вечерней зорьке озорно плеснула хвостомъ, порябивъ идеальную гладь воды. Теченiе тутъ есть, однако поверхностныя слои воды создаютъ иллюзiю стоячего озера. А вотъ слева шумъ резво бегущей воды, иногда тонущiй въ шелесте здоровой зелёной листвы… Надъ мгновенно организовавшимся лагеремъ потянулса дымокъ костра, а вследъ за дымкомъ и запахъ отварного картофеля. Варёный на костре, слегка пригоревшiй къ алюминiевому боку котелка онъ имеетъ непревзойдённый вкусъ. А после, замешанный въ тарелке съ консервированной красной рыбою въ масле, да запитый пинтою–другою пива онъ показываетъ преимущества именно такого отдыха передъ набившей оскомину Турцiей или аквалангистскими курортами Египта. 

Отсутствiе мошекъ и комаровъ, по причине изряднаго холода, северныя белыя ночи и приподнятость духа въ первый день путешествiя не даютъ заснуть… Жоха со Славою практикуются въ пистолетной стрельбе по пустымъ банкамъ, а вашъ постоянный корреспондентъ звонко щёлкаетъ затворомъ фотографического аппарата «Никонъ», пытаясь передать полутона небесного градiента, умиротворенiе согнувшейся къ реке флоры и мягкую синеву речной воды.

На сегодня бешеная скачка по ухабамъ завершена… Планъ по расстоянiю недовыполненъ на двести километровъ, однако оставшiеся шестьсотъ до Мурманска внушаютъ уверенность въ томъ, что следующiй день подаритъ намъ свиданiе съ городомъ-героемъ.

 

3 Кемь – Мурманскъ. Шестьсотъ километровъ и грунтовка федерального значенiя.

 

Раннiй подъёмъ, быстрый завтракъ, насколько это возможно въ условiяхъ, когда огонь надо не просто разжечь, а найти дрова для него, напилить, наколоть и сложить костромъ… Утреннiй кофе со сливками и сахаромъ, а равно и обязательная сигара приводятъ настроенiе и самочувствiе въ порядокъ – готовы? Едемъ!

Вновь рёвъ двигателя и стукъ ветокъ по бортамъ и ШНива, лихо подпрыгнувъ на обочине выпрыгнула на асфальтъ. Я за рулёмъ – утренняя вахта какъ разъ для меня. Выключаю понижающiй рядъ трансмиссiи и даю газу! Я бодръ и веселъ, оглядывая проносящiеся окрестъ пейзажи, севереющiе съ каждымъ километромъ.

Однообразiе длинного пути скрашиваютъ попутчики, ухабы – быстрота реакцiи да упругiя элементы подвески… впереди ещё шесть дней пути, который можетъ принести какъ усталую радость выполненного маршрута, такъ и боль переломанного, сорвавшегося съ сопки тела… Увидимъ.

Ближе въ обеду, примерно на одна тысяча сто тридцатомъ километре отъ Питера начинается грунтовая дорога. Несмотря на то, что во всехъ картахъ и атласахъ обозначена по прежнему какъ М-18 – трасса федерального значенiя, асфальтовое покрытiе на ней отсутствуетъ вовсѣ, равно какъ и правила дорожного движенiя, освещенiе или сотрудники дорожной полицiи. На пыльной «гладильной доске», изобилующей гравiемъ и окаёмленной обрывами въ 10-20 метромъ слева и справа, равны и новыя «Мерседесы» съ питерскими номерами и запыхавшiеся фуры изъ Карелiи.

Грунтовка федеральнаго значенiя ознаменовалась лично для меня небольшимъ кафе для дальнобойщиковъ съ поистине королевской кухнею. Заказавъ пирожокъ съ сёмгою, а также ломоть жареной на раскалённой сковороде семужины, чувствовалось, что повара дорогихъ столичныхъ ресторановъ несколько проиграли разкрасневшейся матроне изъ придорожного кафе…

Покрывъ ещё 20 километровъ грунтовки выпрыгиваемъ на отличную дорогу. Машина резво идётъ, едва покачиваясь на стыкахъ корпусомъ, северное солнышко ярко высвечиваетъ обилiе надписей на камняхъ сопокъ, прорезаныхъ чорной асфальтовой лентою. Время отъ времени попадается озерцо, берега которого никогда более не увидятъ другъ друга, безжалостно принесённыя въ жертву более прямой и ровной дороге. Частенько проскакиваемъ невероятныя по своей красоте реки – гордыя, не знающiе гранитныхъ уборовъ берега, лежащiе въ тени густой листвы и омываемыя студёными струями пронзительно голубой воды… Попадаются болотца, где водица такая же сапфирно синяя какъ и въ рекахъ, однако вместо каменныхъ береговъ они тянутся долго-долго, порою прячась въ заросляхъ камыша и другой болотной растительности, имеющей преимущественно соломенно жолтый цветъ. Эти цвета: голубой, зелёный, жолтый и ярко синiй невероятно прекрасно сочетаются другъ съ другомъ, напоминая, что человекъ вовсе не «венецъ эволюцiи», а всего лишь часть Матери-Природы…

Указатель «Полярный кругъ», который друзья пролетаютъ на изрядной скорости встреченъ громкимъ «Ура». Кандалакша, Апатиты, Кировскъ – вихрь городовъ минуетъ резвая автомашина не сворачивая съ намеченной траекторiи, ведь целью выбранъ Мурманскъ.

Постепенно лесныя массивы уступаютъ мѣсто типичной тундровой растительности – низкорослыя кустарники съ мелкими листиками, невероятно прочно сидящiе въ земле. Справа по курсу видны предгорья Хибинъ, а если приглядеться – то и сами сверстники Солнца, покрытыя снежною сединою издалека наблюдаютъ за проносящимся окрестъ вихремъ времени и муравьинымъ копошенiемъ людей.

Выскакивая из-за очередной сопки словно натыкаемся на гнетущую ауру антропосферы – городъ Мончегорскъ производитъ невероятно сильное, но нельзя сказать, что прiятное впечатленiе. Серыя кубы бетона – наверняка тутъ жильё стоитъ недорого… Высоченныя горы пустой породы со срытыми вершинами… озеро явно искусственного происхожденiя съ фiолетово-марганцовочной водою… Гнетущую тишину нарушаетъ подавленный голосъ Славы: «такое впечатленiе, что въ городе живутъ только зомби, да и те прикованы цепью къ своимъ тележкамъ для руды. Давайте поскорѣе покинемъ эту юдоль скорби!»

Но любая Чорная полоса рано или поздно заканчивается и вотъ взаменъ серой громадины путешественники увидали какъ дорога взвилась ввысь, чтобы пройти по-надъ самымъ обрывомъ, справа подъ которымъ лежитъ величественное озеро, отражая вздымающегося слева инеистого великана, поросшего редкими деревьями…Путники только лишь успели поразиться красоте и могуществу природы, какъ дорога уже вытянулась въ ровную, словно натянутую нить, линiю, манящую куда-то за горизонтъ.

За Оленегорскомъ наши путешественники стали свидетелями небольшого чуда – въ придорожномъ ларьке, увешанномъ надписями о продаже рыбы килограммъ мороженой сёмги продавали за три съ полтиною сотни рублей, тогда какъ въ столице, отстоящей отъ заполярнаго края на две съ половиною тысячи вёрстъ, килограммъ охлаждённой сёмужки стоитъ около двухъ сотенъ. Коммерцiя у этихъ людей изъ Оленегорска, прямо скажемъ, сомнительная.

Мурманскъ насъ встретилъ около шести часовъ пополудни девушкой Олею, что ростомъ достигаетъ одного метра и девяносто двухъ сантиметровъ (на каблукахъ въ дюжину сантиметрахъ), которая была несказанно удивлена намеренiемъ добраться до п-ва Рыбачiй. Несмотря на её заверенiя, мы всё же прiобрели две бутылки водки, чтобы задобрить пару пограничниковъ. Однако, Оля телефонировала своему уважаемому брату, который около двухъ минутъ вульгарнейшимъ образомъ хохоталъ въ трубку, узнавъ о нашихъ замыслахъ. Туда, говорилъ онъ, одной только лишь езды около 16 часовъ… Даже ежели вы доедете до контрольно-пропускного пункта у васъ лишь одинъ шансъ изъ сотни, что тамъ будетъ только лишь личный составъ званiемъ до ефрейтора включительно, ибо уже лейтенанта задобрить бутылочкою не удастся. Но даже, продолжалъ онъ, до КПП вамъ доехать не получится, ибо дорога всего одна и на ней расположенъ городъ Первомайскiй, который является такой же закрытой зоною…

Слегка закручинившись, путешественники чувствовали себя законченными неудачниками, когда Славу пронзила мысль: «А давайте поедемъ въ Териберку? Мои знакомыя тамъ были и ловили краба да сёмгу… Только туда до двухъ съ полтиною сотенъ вёрстъ разбитой грунтовки.»

Поскольку ничего болѣе дельного мы придумать не смогли, пришлось снова побезпокоить брата любезной Оли.

- Териберка? Да тамъ ведь тоже пограничники… Да и мѣстныя съ вами разговаривать не станутъ, потому, что все занимаются противоправными действiями, а точнѣе, ловятъ рыбу и промышляютъ краба браконьерскими меѳодами!

Несмотря на явное сопротивленiе со стороны окружающей природы путешественники всё одно двинулись въ путь. Заявленныя 250 вёрстъ ухабистой грунтовки на деле оказались вполне порядочною трассою, на которомъ экспедицiя поддерживала скорость до ста десяти вёрстъ въ часъ. Проехавъ населённый пунктъ Североморскъ-3, издали погрозившiй военного вида сооруженiями и локацiонными тарелками спутники начали сомневаться, ужъ не спутали ли трассу – слишкомъ ужъ она хороша да гладка! Однако черезъ восемь десяткомъ вёрстъ удостоверились, повернувъ подъ указатель «Териберка». И буквально въ тотъ же мигъ наткнулись на двухъ мальчугановъ на полумёртвой седьмой модели «Жигулей» съ пробитымъ колесомъ. Выручивъ мучениковъ баллоннымъ ключомъ, заодно поинтересовались наличiемъ пограничныхъ чиновниковъ, рыбы, крабовъ и сельмага въ посёлке. Парнишки сначала отнекивались, однако потомъ, явно заинтересованныя перспективой заработать на чай съ вареньемъ, сознались, что буквально вчера выловили семужину подъ пудъ массою и, въ принципе, готовы уступить пару килограммъ по сходной цене, а также пообещали показать красивое мѣсто для ночлега. Что же касается крабовъ, молодыя люди ответствовали, что краба сельчане не промышляютъ, ибо видеть его уже не могутъ! После этихъ словъ путникамъ ничего не оставалось, какъ последовать за стремительно удаляющейся самоходной жестянкой навстречу новымъ приключенiямъ.

Tags: активный отдыхъ, поездки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments