гр. Iоаннъ Бугаевъ (bougaev) wrote,
гр. Iоаннъ Бугаевъ
bougaev

Прочиталъ у жэжэюзера greenbat побасенку "про антифашизмъ":
В январе 1945-го моей маме было семь лет. Она была ужасно конопатой шустрой первоклассницей, стриженной, к ее горю, под ноль -  после бомбежки и ранения в 42-м у нее долго выпадали волосы, поэтому желанные косы отрастить было невозможно. Правда, несмотря на военное лихолетье, скудное питание и ранение, щеки у нее были весьма круглые, и маму даже дразнили "Ирка - сдобная булка". И вот эта самая Ирка поехала зимой на Дальний Восток, к границе с Манчжурией - на встречу с папой, туда тогда перевели его часть. На станции Бамбурино папа должен был забрать их с мамой и отвезти на машине в Славянку. Доехав до таинственного Бамбурино, пришлось набраться терпения. Папы долго не было, и Ирка коротала ожидание, читая растрепанную книжку - сказки Андерсена. Мама отошла за кипятком, Ирка болтала ногами в башмаках "на вырост" и бубнила под нос диковинные для Бамбурино истории.
На станции было полно народу - все это были солдаты, пехота, черная косточка. Один из них, маясь, видимо, от скуки, подсел к девочке и попросил: "А почитай, дочка. Что там у тебя". Ирка была очень польщена. Она перевернула несколько страниц и стала читать с самого начала. "Шел солдат по дороге: раз-два! раз-два! Ранец за спиной, сабля на боку; он шел домой с войны". Через некоторое время подошел еще один пехотинец. Потом еще. И еще. Скоро вокруг стриженной под ноль сказочницы образовалась толпа. Ирка дочитала сказку и начала другую. Читать было легко - в зале ожидания стояла полная тишина. Люди слушали, затаив дыхание. Иногда она отрывалась от книжки и видела шинели, обритые, как у нее, головы и широко раскрытые глаза. Кто-то курил, сильно затягиваясь. Кто-то кашлял, и на него шикали. Прошло, наверное, около часа. Подошел состав, и ее слушатели побежали к выходу.

Я не знаю, куда их везли тогда, в самом конце войны. Но пусть они вернутся, эти солдаты. Пусть они обязательно вернутся оттуда, куда их увез поезд. И пусть увидят своих детей.
С Днем Победы.
.
Опосля этой "эпистолы" - штукъ 15 воплей типа: "всплакнулось отлично!" или "спасибо, поревелъ!"
На всякiй случай... если тамъ сотрутъ, дублирую свой комментъ:

Фальшивенько такъ...
Кстати, это ничего, что я вашъ либерастическiй вой, разбавилъ? :)
.
Ахъ мама... ахъ Ирка... ахъ булка... и сопелька до полу... ро-о-о-озовая такая...
Ну прямо телепузики...
.
Ты бы лучше написала, какъ чей нибудь дедъ долго думалъ:
Ну что?.. Съ одной стороны - краснопузая мразь! Задавить бы... совсемъ жизни не стало... Тутъ председатель колхоза - иуда, здесь - комиссаръ - вурдалакъ... Эхъ, мать его ети... и чего я въ 21 взялъ съ трупа краснопузаго солдатишки документы... Польстилса... Думалъ действительно - землицы дадутъ... скотину... Какъ же... поехалъ бы съ офицерьёмъ въ Крымъ - авось и въ европы взяли бы...
А куда посмотреть то? На немцевъ??? - да тоже скоты порядошныя... то и дело по радиву лаютъ ихъ, молъ, дурнопейки, мародёры и сволочь... И чего же мне делать, мать вашу ети?
Довели, уроды, Русского человека... За Родину встать - и то думаетъ...
Эх... сука... Ну да ладно... двумъ смертямъ не бывать...
- Эй, председатель, слышь, где тутъ въ пехтуру закорючку поставить?..
.
П.С. милый пупсегъ... и такъ думали МОИ деды, пока сопливая интеллигенцiя читала "сказочки"...
Ёбъ я вашу мать... даже Чорный День... День Памяти 25 миллiоновъ Русскихъ мужиковъ и то готовы зассать своими лживыми крокодильими слезами... Зассать, глумливо кривляясь передъ камерами на "антифашистскомъ" митинге... Нетъ бы вмандить 100 граммъ, положить отъ души гвоздичку на могилку Русского Воина и подумать - а смогъ бы я... т а к ж е?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments